«

»

Янв 22

Игра на чужой площадке — Росбалт

Владимир Потанин.

В конце 2020 года аналитики Сбербанка России в своем обзоре спрогнозировали вероятность запуска механизма shoot-out («русская рулетка») в российском сырьевом гиганте «Норильский никель». Эта процедура принудительного аукциона, подразумевающая покупку победителем аукциона доли проигравшего, становится все более вероятной по мере приближения даты окончания акционерного соглашения в компании в 2021 году и усиливающегося противостояния крупнейших совладельцев «Норникеля» — Владимира Потанина и Олега Дерипаски.

Впервые об акционерной «русской рулетке» в «Норникеле» заговорили в 2018 году. В конце 2017 года истек срок действия пятилетнего мирового соглашения, подписанного в 2012 году при посредничестве Романа Абрамовича (он получил за это 6,2% акций компании) и завершившего предыдущее противостояние Потанина и Дерипаски. И уже в начале 2018 года Потанин начал очередную битву за «Норникель», предложив структуре Crispian Романа Абрамовича, Александра Абрамова и Александра Фролова продать 4% «Норникеля». В свою очередь «Русал» объявил о намерении получить у своих акционеров мандат на «русскую рулетку» по покупке или продаже акций «Норильского никеля».

Одновременно и Потанин, и Дерипаска апеллировали к Высокому суду Лондона, доказывая неправоту друг друга. Тем не менее сам Потанин уже в апреле 2018 года отказался от процедуры shoot-out, мотивируя это тем, что «Норникель» имеет большое значение для экономики страны и его судьба не должна решаться игрой в рулетку. «Это будет обидно для людей, работающих в компании. Политически, экономически, финансово… это неприемлемый способ разрешения сложившейся ситуации», — сказал он в интервью Financial Times. Наиболее вероятна версия, что Потанин не был заинтересован выкупать сильно подорожавшие акции. Любопытно другое, что заинтересованные в выкупе продавцы тоже не педалировали ситуацию. Почему?

Весьма реалистичное объяснение отказа президента «Норникеля» от shoot-out заключается в том, что 6 апреля 2018 года Минфин США включил лично Олега Дерипаску и принадлежащие ему компании — UC Rusal и EN+ — в санкционный список SDN (Specially Designated Nationals), так как имя миллиардера фигурировало в расследовании вмешательства России в президентские выборы в США 2016 года. В результате все операции с UC Rusal автоматически становились высокорисковыми, так как любая крупная сделка с фигурантами такого списка могла стать поводом для введения вторичных санкций за содействие подсанкционному лицу или компании. Таким образом, США стали своего рода арбитром и вмешались в серьезный акционерный конфликт в «Норникеле».

Напомним, что детонатором для американских санкций стало опубликованное в начале 2018 года во время акционерного конфликта в «Норникеле» «расследование» Алексея Навального «Яхты, олигархи, девочки: охотница на мужчин разоблачает взяточника» о рыбалке Олега Дерипаски в Норвегии в компании с дамами полусвета и Сергеем Приходько.

Неформальное времяпровождение тогдашнего зампреда правительства РФ позволило американцам утверждать, что «Дерипаска работает на Кремль» и поэтому заслуживает кары. Но никто не задался вопросом, почему вдруг блогер заинтересовался не самым скандальным госчиновником, кто «слил» оппозиционеру информацию про девочек, кто дал ему ниточки, за которые он потом потянул. И почему именно эта информация заинтересовала американское казначейство, а не какая-либо иная?

Люди, хоть немного разбирающиеся в российской политэкономии, не сомневаются, что за «расследованием» может стоять Потанин. Раздув международный скандал, он на время отвлек им своего основного оппонента.

Ведь одновременно так же оказался «вне игры» еще один потенциальный интересант — миллиардер Сулейман Керимов. В ходе судебных разбирательств в Высоком суде Лондона по спору между Потаниным и Дерипаской прозвучала фамилия этого бизнесмена, который якобы выражал заинтересованность в приобретении акций «Норникеля», принадлежащих Абрамовичу и Ко. Тогда аналитики высказывали мнение, что Керимов может действовать в интересах одной из сторон конфликта. И по странному стечению обстоятельств ему тоже помешал международный скандал. Французские власти обвинили его в уклонении от налогов при покупке недвижимости. Это крайне распространенное во Франции правонарушение, которое даже породило фразеологизм «мочевой пузырь, как у нотариуса». Имеется в виду, что при заключении сделки, когда наступает деликатный момент расчета наличными с реальной, а не декларируемой суммой, нотариус покидает комнату, чтобы «сходить по нужде».

В ноябре 2017 года Сулейман Керимов был задержан в аэропорту Ниццы. Французские следователи подозревали его в скупке вилл на Лазурном берегу на сумму около 400 млн евро и в тайной пересылке во Францию до 750 млн евро, в том числе наличными. Различные источники добавляли, что Керимов мог покупать поместья не только для себя, но и для своих коллег-сенаторов и бизнесменов, которые старались не афишировать своего интереса к Лазурному побережью.

Тут вспоминается и «развод» Потанина с бывшим партнером Михаилом Прохоровым, которого опять-таки французские правоохранительные органы обвинили в сутенерстве. В 2007 года веселая новогодняя вечеринка для Михаила Прохорова превратилась в полицейский кошмар. 7 января он был задержан французской полицией в Куршавеле в компании 15-летних куртизанок. Не прошло и месяца, как Потанин и Прохоров, которые работали бок о бок с 1993 года (даже логотип их совместного ОНЭКСИМ Банка представлял собой две стилизованные буквы «П»), объявили о разделе совместного бизнеса. Официально утверждалось, это «развод» планировался еще в конце 2006 года. Возможно, так оно и было, однако, судя по всему, Прохоров или не спешил с решением, или не хотел соглашаться на условия партнера. Однако именно «куршавельский секс-скандал» заставил Прохорова оперативно пересмотреть свою точку зрения и поторопиться.

О недобровольном расставании и обиде Прохорова говорит тот факт, что свой пакет «Норникеля» он продал не Потанину, который был самым заинтересованным лицом в такой сделке и который по логике многолетней бизнес-дружбы и должен был получить акции, а Дерипаске, который якобы предложил ему больше денег. Именно этот пакет и стал отправной точкой затяжной корпоративной войны между Потаниным и Дерипаской. И хотя в 2009 году «куршавельское» уголовное дело в отношении Прохорова было закрыто за отсутствием состава преступления, оно явно наложило отпечаток на всю последующую бизнес-судьбу миллиардера: ни одно из его начинаний не имело успеха, а сам он после неудачной президентской кампании-2012 практически исчез из публичного пространства.

Как и в случае с Керимовым, сутенерский скандал кончился ничем, обвинения были сняты, миллиардерам пришлось потратиться на адвокатов и понервничать. А Потанин тем временем решил свои проблемы с обоими партнерами.

В 2018 году под американские санкции попал и еще один акционер «Русала» — Виктор Вексельберг. Хотя в основном его знают как владельца компании «Ренова», но вероятно, что внимание к нему Минфина США стало рикошетом от кампании против Дерипаски.

В июне 2018 года Высокий суд Лондона вынес решение пользу Дерипаски, отменив сделку между Потаниным и Абрамовичем и его партнерами, которая, по мнению суда, нарушает условия подписанного в 2012 году акционерного соглашения сторон, и восстановил статус-кво.

При этом сами по себе противоречия между позициями основных владельцев компании относительно бизнеса ГМК никуда не делись. Если Потанин полностью управляет «Норникелем и его доходами, то «младшим» партнерам остается только наблюдать. Поэтому они заинтересованы в получении максимальных дивидендов, так как свои доходы Потанин может скрывать в виде управленческих и иных расходов. Контролируя менеджмент на 100 процентов, президент ГМК отрезает партнерам тот кусок пирога, который считает нужным. Последние даже не имеют возможности проконтролировать, куда идут средства. Собственно говоря, в этом и смысл акционерного соглашения. Партнеры, не участвующие в управлении, называют цену (размер дивидендов), за которую они идут на то, чтобы не бороться за контроль над управлением.

Экологическая катастрофа на Таймыре стала причиной для обострения отношений акционеров. Не имеющих контроля над предприятием бизнесменов заинтересовало, насколько эффективно управление, насколько пиар-фанфары скрывают ржавый скрип старых шестеренок «Норникеля»? Ведь штраф, который выпишут ГМК, заплатят все владельцы, включая несколько десятков тысяч сотрудников комбината, а ошибки в управлении сделали ставленники Потанина и лично президент ГМК.

И тут раздались первые залпы новой битвы. Причем они до боли напоминают начало комбинаций, описанных выше. Два малоизвестных сайта — один финский, второй — латвийский — опубликовали малопонятную статью о благотворительной деятельности Олега Дерипаски. Очевидно, что основной задачей публикации было не освещение проблемы, а попадание в мониторинг OFAC. Статьи были настолько невразумительны, что через несколько недель финское СМИ опубликовало опровержение, которое, по законам жанра, стало еще менее заметным, чем публикация.

Затем в начале декабря агентство Bloomberg сообщило, что некие не названные по имени европейские официальные лица намерены жаловаться на Дерипаску американцам за то, что он вмешивается в руководство «Русалом», чего не имеет права делать по соглашению об отмене санкций. Рынок отреагировал на эту новость 10-процентным падением акций «Русала».

Авторы статьи в Bloomberg инкриминировали Дерипаске организацию пиар-кампаний в Африке против Китая и в России — против Потанина. Крайне сомнительно, что лондонские журналисты день и ночь читают африканскую прессу на французском языке и российскую — на русском, чтобы поймать алюминиевого магната за руку. Очевидно, что кто-то «подбросил идею». А уж анонимные «European officials» просто недостойны Bloomberg, если только статья не является частью хитроумной комбинации, имеющей конечной целью опять выключить Дерипаску из игры непрямым способом.

Очевидный интересант «вброса» в Bloomberg — Владимир Потанин. Он оказывает давление лично на Дерипаску и пытается сделать его более сговорчивым в преддверии очередного раунда корпоративного конфликта и возможного shoot-out.

Примечательно, что Прохоров и Керимов оскандалились именно во Франции, в то время как у Потанина в этой стране хорошая репутация. Именно так утверждает директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова, которая в сентябре 2016 года выступила куратором выставки в Национальном центре культуры и искусства имени Жоржа Помпиду «Коллекция! Современное искусство из СССР и России 1950–2000-е годы». Благотворительный фонд Владимира Потанина купил более 450 произведений советских авторов, которые после выставки были переданы в дар Центру Помпиду. Хотя стоимость дара не озвучивалась, однако можно предположить, что она обошлась миллиардеру не в один миллион евро. Французы оценили широкий жест Потанина и в марте 2017 года наградили его орденом Почетного Легиона.

Однако возникает ощущение, что кавалер ордена Почетного легиона умело манипулирует французским правосудием, вовремя подбрасывая не слишком опасный компромат на российских коллег. Вольно или невольно французская полиция работает на олигарха.

На этом фоне манипуляция американским агентством деловых новостей (а может, и деловое партнерство) представляется довольно невинным развлечением, хотя его последствия могут быть далекоидущими.

Источник — «Аргументы недели»

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий