«

»

Мар 24

«Наша экономика кривая и косая, но все-таки рыночная» — Росбалт

Введение жесткого валютного контроля стало бы мощнейшим ударом по финансам страны.

Чистый отток капитала из РФ за два первых месяца 2019 года, по данным Центрального банка РФ, составил 18,6 млрд долларов. Это в 2,1 раза больше, чем за аналогичный период прошлого года. Всего же за 2018 год чистый отток капитала из России достиг суммы 67,5 млрд долларов, что в 2,7 раза больше, чем в 2017 году. Впрочем, это не рекорд. В IV квартале 2014 года из России ушло 159 млрд долларов.

В целом же, по подсчетам экспертов агентства Bloomberg, за последние 25 лет из России могло быть выведено более 1 трлн долларов. Даже по консервативной оценке, объем этих средств может достигать 750 млрд долларов, считают в агентстве.

О том, чем грозит экономике России такой отток капитала, и собираются ли власти его ограничивать, обозревателю «Росбалта» рассказал директор Института стратегического анализа Игорь Николаев.

— Сейчас много пишут о выводе капитала из страны за рубеж, но я хотел бы спросить вас о том, в чем, по вашему мнению, он выражается. Куда вкладываются эти деньги — в ценные бумаги, валюту, в другие активы?

 — Чтобы понять это, надо смотреть документы Центрального банка. Просто в качестве иллюстрации: можно, например, перевести эти средства на зарубежные счета, можно купить где-то часть бизнеса. Это тоже требует перевода средств. Формы этого явления могут быть разные, но более подробную информацию можно найти в документах Центробанка. Бывает так, что контракт на поставку какого-то товара оплачен, но сам товар не поступил. Это тоже такая форма вывода средств. Особенно активно ее использовали в 1990-х годах. Сегодня за этим достаточно внимательно следит Росфинмониторинг, существуют разные методы валютного контроля, но тем не менее…

— Сообщается, что за прошлый год из России было выведено 67,5 млрд долларов. Если все так страшно, то почему российское руководство не запретит это?

 — Запретить-то можно, но это был бы сильнейший удар по инвестиционной привлекательности страны. Сюда инвестиции идут, здесь ведут бизнес, рассчитывая на большую маржу, на то, что потом можно вывести деньги и укрыть их в более надежном месте. Если же окажется, что на этом процессе устанавливают какой-то ступор, то бизнес десять раз подумает, стоит ли сюда идти вообще.

Жесткий валютный контроль мощнейшим образом сказался бы на инвестиционной привлекательности страны. Поэтому (власти) и стараются его ослабить, и не останавливают эти процессы. Вывод капитала у нас свободный, потому что какая-никакая либерализация хозяйственной деятельности и валютного контроля в России сохраняются.

— А почему капиталы выводятся?

 — Потому, что бизнес чувствует себя здесь неуютно, неуверенно. Высока неопределенность экономической ситуации. Накануне кризиса 2008—2009 годов о России говорили как о «тихой гавани» для бизнеса, но оказалось, что это не так. Потому и предпочитают выводить капиталы туда, где более стабильная ситуация.

67,5 млрд долларов, выведенных за рубеж за прошлый год, конечно, большая сумма, хоть и не рекордная. В 2014 было больше — 150 млрд. 67,5 млрд долларов — тоже очень много, но тут главное динамика. Вывод капиталов сегодня уверенно растет. В 2018 он увеличился более чем в два раза по сравнению с 2017 годом, а в 2019 году мы идем по этому показателю темпами, превышающими прошлогодние в два раза. Если так дело пойдет и дальше, то за этот год мы можем получить более 100 млрд долларов, выведенных за рубеж.

— Тем не менее, несмотря на патетические разговоры об оттоке средств за рубеж, идущие как от патриотически настроенных российских экспертов, так и от иностранных специалистов, российские власти никак этим процессам на деле не препятствуют. Почему?

 — Они просто понимают, что если начнут препятствовать, то в итоге получат еще больший отток капиталов. Может быть, они и хотели бы что-то в этом плане сделать, но сдерживают себя в том, чтобы воздействовать на этот процесс запретительными методами.

— Иначе говоря, если речь идет о том, что у нас в стране хоть в какой-то мере экономика остается рыночной, то чисто административные рычаги, в том числе и в сфере валютных операций, включаться не будут?

 — Ну, да. Это же одна из важнейших основ рыночной экономики — либерализация внешнеэкономической деятельности. Если прикрыть ее, то это в значительной степени будет уже не рыночная экономика.

— И на эти «основы» российские власти не покушаются?

 — Нет, не покушаются. Их (власти) не стоит переоценивать, но, думаю, что там есть понимание этих вещей. Экономика наша хоть кривая и косая, но все-таки рыночная. А рыночная экономика значительно более гибкая, чем административная, она имеет адаптивный характер. Именно поэтому санкции и не сказались на ней так негативно, как этого можно было бы ожидать.

Беседовал Александр Желенин

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий