«

»

Июн 15

Экология кричит SOS — Росбалт

Проблема обращения с отходами в России встала внезапно, буквально за последний год. И дело даже не в переходе на новый формат обработки и вывоза отходов в целом в России, которые не ругал — и не без оснований — только ленивый. Наступление началось по всем фронтам: невозможность аккуратной обработки и утилизации, экологические нарушения, рост цен на работу органов государственной власти в этой сфере — все это ударило по населению, причем даже в традиционно благополучных с этой точки зрения северных регионах.

Архангельск зарастает мусором

Удивительно, но российский Север, тесно связанный в сознании наших граждан с чистотой и первозданностью, на самом деле экологичностью вовсе не отличается. Более того, незаконные свалки в отдельных районах превышают 100 метров в длину. Пожалуй, громче всех в «помоечном» вопросе прозвучал Архангельск. Город хоть и не миллионник, но это один из центров российской промышленности, где работают ряд заводов, морской порт.

Мусор действительно заполонил регион. Ярким примером является городской полигон, который за 57 лет работы накопил 9 млн тонн мусора и продолжает принимать по 144 тысячи тонн ежегодно. Мусор тут не перерабатывается, а по старинке трамбуется техникой. И, по оценке директора департамента городского хозяйства администрации Архангельска Владимира Шадрина, в прошлом году мощности полигона уже были использованы на 80%. Тем не менее мусорная гора подбирается к 20 метрам в высоту, и останавливать своз мусора на полигон власти, похоже, не собираются.

Впрочем, далеко не все мусоровозы даже до полигона доезжают. Широко известна так называемая «атомка» за Юрасом — дорога к старому карьеру, где в 80-х планировали строить АЭС. Мусор сюда свозят как частные лица, так и целые предприятия, и именно тут длина помойки уже превысила стометровку.

Экологические службы теряются в догадках: что делать? Евгений Чечерин, заместитель директора ООО «Спецавтохозяйство по уборке города», заявил, что сейчас «ведутся проектно-изыскательные работы». Но денег нет, так что перспектива непонятна не только обычным жителям региона, но даже и самим чиновникам. Пока же вокруг города Общероссийский народный фронт и его проект «Генеральная уборка» нанесли на карту региона (по данным на 2017 год) 162 незаконных свалки. На момент публикации статистики проектом было ликвидировано 98 свалок.

Мусорный «могильник» есть и у города Вельск. Там даже разъезжена дорога, чтобы мусоровозам было удобно подъезжать. Чиновники пообещали рекультивировать полигон, но каким образом это будет сделано и за чей счет — тоже неясно. Похожая ситуация в городах Северодвинск и Красноборск.

Коми не отстает от соседа

Соседний регион — Республика Коми не чище Архангельской области. И тут природа в отдельных местах совсем уже не радует человека, который собственно и является причиной происходящего.

Вокруг поселка Урдома, где работает «Газпром» и живут сотрудники газового монополиста, по некоторым данным, — шесть незаконных свалок и еще две законные. Известен в этом плане Усть-Вымский район. Там город Микунь просто утонул в горах грязи и бытового мусора.

А в поселке Жешарт этого же района вблизи реки Вычегды нашли еще один мусорный объект. Он расположился вдоль гравийной дороги, которая берет начало от участка 62-го км трассы 87К-094 Вогваздино — граница с Архангельской областью и идет в сторону торфяников и деревни Кывтыдпом. Примерный общий объем свалки — 10 грузовых автомашин, это порядка 100 кубометров отходов. Впрочем, сообщают жители поселка, и в самом Жешарте можно легко встретить кучи мусора.

Седкыркещ, который, между прочим, входит в состав городского округа Сыктывкар, также зарастает мусором. Там высота бытовых отходов достигает метра. В Усть-Цилемском же районе вдоль реки Печоры люди выкидывают на берег мусор в надежде на то, что придет весна, вода поднимется и унесет его. То же самое — на объездной дороге в Усть-Цильме.

Реформа не помогает

Ситуация в Коми, равно как и в соседней Архангельской области примерно схожая, рассказывает аналитик ГК «Алор» Алексей Антонов. Стихийные свалки, разрастающиеся под покровительством местного бизнеса, точно так же обостряют ситуацию с мусором, как и многочисленные переполненные полигоны. На текущий момент в Коми насчитывается 11 объектов для размещения отходов, при этом активно эксплуатируется только девять. Наибольший объем непереработанного мусора приходится на Сыктывкар — сюда свозятся отходы из семи муниципалитетов сразу, а это до 40% от всего образуемого в республике мусора.

Всем понятно, говорит эксперт, что долго так продолжаться не может, поэтому местные власти делают большую ставку на открытие новых площадей для своза мусора в южных районах региона — там будет увеличено количество полигонов. Однако это только верхушка айсберга, поскольку нет точных данных о нелегальных свалках, а их легко встретить у многих населенных пунктов.

Почему эту проблему сложно решить? Несмотря на то, что в стране уже почти десять лет пытаются реализовать так называемую «мусорную реформу», проблемы многочисленных тонущих в мусоре полигонов и несанкционированных свалок в регионах решаются очень медленно.

Смысл мусорной реформы состоит в том, чтобы снизить нагрузку на полигоны, решить проблему с утилизацией мусора и затем произвести их рекультивацию. Если до реформы эти вопросы решали исключительно муниципальные власти, то сейчас они решаются на региональном уровне с контролем из центра. Областное правительство совместно с губернатором региона утверждают тариф и выбирают регоператоров по сбору и утилизации мусора, а в квитанции по ЖКУ появляется новая графа с увеличенным ценником за услуги.

«В какой-то степени работа регоператоров (которая, кстати, по большей части оформляется по концессии, и операторы получают в длительное пользование полигоны, которые должны качественно использовать и сокращать объемы мусора за счет его утилизации) обязана привести к тому что объемы мусорных свалок, и количество вокруг городов должны сокращаться. Более того сейчас по стране вводится система раздельного сбора мусора за что также будет отвечать регоператор, но по факту пока все нововведения не могут продемонстрировать должного результата», — говорит Алексей Антонов.

Если брать Коми, то свалки как были, так и есть, констатирует эксперт. При этом регоператор выбран достаточно оперативно и имеет приличный опыт — УК «Ухтажилфонд» работает на рынке уже более 15 лет и каждый год перечисляет в бюджет около 100 млн. рублей. Конечно, признает Алексей Антонов, сложно делать выводы если не живешь в республике, но факт остается фактом — проблема ТКО в Коми стоит очень остро, и пока все усилия властей не дают должного эффекта. Попытка добавить несколько полигонов на юге региона не вырвет проблему с корнем, а лишь продлит процесс утопания Коми в собственных отходах — максимум это продлится еще лет 5-6, пока не приведет к общественному взрыву и экологическому бедствию, уверен аналитик.

Надо что-то делать. А что?

На сегодняшний день итогом мусорных завалов стало ухудшение экологии, крайне неприятный для проживающих в непосредственной близости к помойкам людей запах. Большим риском также являются потенциальные пожары, которые в любой момент могут перекинуться на широко распространенные в двух обоих регионах леса. Сотрудники полигонов отмечают, что внутри куч существует огромное количество тлеющих очагов. И это минимум последствий.

Проблема мусора в Архангельской и других областях лежит, прежде всего, в экономической диспропорции развития, и эта проблема тянет за собой все остальные, уверен директор экспертной группы Veta Дмитрий Жарский. Федеральный центр растет очень быстро и предлагает регионам абсорбировать генерируемые им отходы в обмен на инвестиции, и проблема эта настолько назрела, что почти нет времени решать ее инновационно, например, за счет сортировки мусора и последующей раздельной переработки.

Вместо этого предлагается несортированный брикетированный мусор вывозить, а перерабатывать когда-нибудь потом. Регионы, генерирующие гораздо меньше мусора и тоже не умеющие его ни сортировать, ни перерабатывать, справедливо возмущаются таким подходом. Возможно, в рамках этой проблемы следовало бы отказаться от деления на «центр» и «регионы» и рассматривать всю территорию страны как единую экосистему, но тут мы натыкаемся на еще одну дихотомию — культурно-социальную, возникшую исторически. С другой стороны, рост объемов мусора — это проблема всех индустриально развитых стран, иллюстрирующая их экономический рост, прибавка в от 3% до 10% к объему мусора ежегодно является прямым следствием роста уровня жизни.

Архангельская область исторически была «заточена» под экологический туризм и менее всего подходит под склад бытовых отходов, указывает Дмитрий Жарский. Область и сама владеет мусорными полигонами, и больше страдает от ненадлежащего управления ими, чем от их переполненности или отсутствия. «Социальный взрыв, который произошел в результате начала реализации проекта захоронения мусора из Москвы, можно понять. Но и откладывать решение мусорной проблемы больше невозможно: нужны масштабные инвестиции в его сортировку и переработку, причем вкладываться в это должны и регионы, и центр. Если обобщить, нужно либо отказаться от потребления (что невозможно), либо уменьшить его и тратить часть средств на переработку, соблюдая принцип равноправия регионов», — указывает Дмитрий Жарский.

Пока же фактически мусор на Севере везде. Жить невозможно, люди задыхаются. При этом особо одаренные бизнесмены уже ответили для себя на вопрос, что делать. По крайней мере сейчас. Они спешат в полной мере воспользоваться ситуацией и заработать на «помоечной» проблеме. За наличные деньги такие компании, естественно, не платя налоги и существуя вне правового поля, вывозят мусор и отходы производства на полигоны и незаконные свалки. Они же собирают цветные металлы, зарабатывая на их реализации. А власти, как мы помним, тем временем проводят «изыскательные работы».

Проблема несанкционированных свалок мусора, а также существенного превышения объема мусора на действующих «законных» свалках на территории республики Коми и Архангельской области приобретает все больший масштаб, констатирует генеральный директор компании «Телеком-Мастер» Михаил Шкляр. Такие свалки образуются в основном потому, что намного дешевле выбросить мусор нелегально, договорившись с местными воротилами, чем платить серьезные деньги и утилизировать мусор в соответствии с законом.

Надо понимать, объясняет эксперт, компания которого занимается в том числе внедрением интеллектуальных систем контроля, что такие свалки — это в основном не бытовой мусор, а строительный. «Например, строят дом или жилой комплекс. Экономят на всем! Допустим, есть 50 „КАМАЗов“ строительного мусора, и нелегальный сброс груза — это возможность сэкономить несколько сотен тысяч рублей, то есть немалые деньги. Любой коммерсант считает, в первую очередь, выгоду и когда нелегальный сброс ничем не чреват, то он, естественно, прибегает к этой возможности», — отмечает эксперт.

Вероятно, говорит Михаил Шкляр, использование интеллектуальных систем контроля и предотвращения несанкционированных свалок мусора по аналогии с опытом Санкт-Петербурга, где активно и успешно применяется система «антимусорный видеопатруль», могло бы существенно изменить ситуацию. Нужно сделать так, заключает он, чтобы законный сброс мусора и внесение оплаты за него было выгоднее, безопаснее, проще и рациональнее, чем несанкционированный сброс. В этом случае можно было бы переломить ситуацию и заставить всех действовать в соответствии с законом.

Анна Погонина

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий