«

»

Ноя 04

В деле генералов МВД ущерб не подтверждается? — Росбалт

История с уголовным делом в отношении первых лиц Следственного департамента МВД РФ, возбужденным в апреле этого года лично председателем Следственного комитета РФ Александром Бастрыкиным, к осени ушла не только с первых, но и с последних полос федеральных изданий. В публичном поле почти нет информации о ходе расследования этого, казалось бы, резонансного дела, ведь не каждый день арестовывают генералов МВД по «страшной» 285-й статье УК РФ (третьей ее части), предусматривающей ответственность за злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия. Возможно, происходит это потому, что и тяжких последствий-то никаких действия генералов Краковского и Бирюкова и следователя Брянцева не имели, да и вообще при беспристрастном рассмотрении обнаружить в их действиях какой-то состав преступления очень сложно.

Напомним, что уголовное дело в отношении двух заместителей начальника Следственного департамента МВД РФ — генералов Александра Бирюкова, Александра Краковского и следователя по особо важным делам Александра Брянцева возбудили по материалам Главного управления собственной безопасности Министерства внутренних дел РФ. Александр Бастрыкин возбудил дело 1 апреля, а уже на следующий день его фигурантов задержали сотрудники ГУСБ МВД РФ. После допросов в СК РФ Бирюкову, Краковскому и Брянцеву предъявили обвинение в злоупотреблении полномочиями, повлекшее тяжкие последствия, а 3 апреля Басманный районный суд города Москвы по ходатайству следствия арестовал всех фигурантов.

Уголовное дело находится в производстве старшего следователя по особо важным делам Управления по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов, ГСУ СК РФ подполковника юстиции Максима Шишова.

По версии следствия, Бирюков и Краковский из корыстной заинтересованности, желая впоследствии получить денежное вознаграждение от предпринимателя Альберта Худояна — обвиняемого по другому уголовному делу, которое на тот момент находилось в производстве ГСУ ГУ МВД России по г. Москве, вступили в преступный сговор. Реализуя его, они незаконно передали уголовное дело в вышестоящий следственный орган — Следственный департамент МВД РФ, после чего Александр Брянцев, желая угодить своим руководителям (Бирюкову и Краковскому), руководствуясь мотивами карьерного роста, с ведома и согласия своих руководителей снял ранее наложенный арест на три земельных участка по адресу: г. Москва, Ленинградский проспект, владение 37, где компаниями Альберта Худояна строится элитный ЖК «Прайм Парк», чем причинил иностранной компании «Мэнзфилд Икзэкьютив Лимитед» материальный ущерб на сумму не менее 2,2 миллиарда рублей и совершил действия по изменению меры пресечения указанному выше бизнесмену с содержания под стражей на домашний арест.

Эта иностранная компания принадлежит Сергею Говядину, который, используя свое знакомство с Александром Колокольцевым (сыном главы МВД России), обратился лично к начальнику ГУСБ МВД Александру Макарову. Как сообщал в апреле «Коммерсант», заявитель сообщил Макарову, что «всерьез опасается незаконного вмешательства в ход расследования» после того, как следователь «отпустил» бизнесмена под домашний арест. Как следует из того же материала «Коммерсанта», «в основу расследования легли данные проверки обвиняемых на полиграфе, проведенные [ГУСБ МВД РФ] еще в декабре 2019 года, которые якобы зафиксировали негативные реакции на вопросы, связанные с расследованием дела господина Худояна и заявлением бизнесмена Сергея Говядина».

Источник, близкий к следствию, сообщил, что в СК РФ сейчас полная неопределенность, как поступить с делом в отношении высокопоставленных следователей СД МВД РФ. Проблема в том, что версии обвинения по делам Худояна и следователей СД МВД РФ полностью противоречат друг другу. Как пояснил источник, Генпрокуратура РФ ранее уже утвердила обвинительное заключение, согласно которому Худоян, действуя совместно с С. Коноплевым и Г. Степаняном, в период с октября по декабрь 2016 года путем совершения ряда взаимосвязанных сделок и злоупотребляя доверием Говядина похитили у его компании «Мэнзфилд Икзэкьютив Лимитед» 50% прав собственности на здание аэровокзала и прав аренды на три земельных участка, расположенных по адресу: г. Москва, Ленинградское шоссе, владение 37, чем причинили иностранной компании финансовый ущерб в размере 3 753 934 119 рублей. В свою очередь этот факт полностью опровергает обвинение, предъявленное следователям СД МВД России о том, что такой финансовый вред мог возникнуть по причине снятия следователем Александром Брянцевым в октябре 2019 года ареста на указанные три земельных участка. Кроме того, по его словам, доказательств корыстной заинтересованности Бирюкова, Краковского и Брянцева при выполнении ими своих должностных обязанностей за семь месяцев следствия так и не найдено.

Ранее один из информированных телеграм-каналов сообщал, что четыре судебные генетические экспертизы показали, что на изъятых при обыске у должностных лиц СД МВД РФ денежных средствах, предметах и документах следы ДНК всех проверяемых лиц, в том числе, и Худояна, не обнаружены, а размер этих средств подтвержден справками 2 НДФЛ. Дорогостоящего имущества у Бирюкова, Краковского и Брянцева органами предварительного следствия не выявлено. Свою вину в совершении инкриминируемого им преступления бывшие сотрудники СД МВД РФ не признают и категорически заявляют о незаконности их уголовного преследования. Такого же мнения придерживаются и сослуживцы обвиняемых — действующие следователи СД МВД России, которые после задержания своих коллег в апреле 2020 года обратились с коллективным письмом на имя Уполномоченного по правам человека в РФ о незаконном уголовном преследовании Бирюкова, Краковского и Брянцева. Сам бизнесмен Худоян отрицает наличие каких-либо коррупционных связей с должностными лицами СД МВД РФ.

Управляющий партнер адвокатского бюро «Романов и партнеры» Сергей Романов считает, что «явные противоречия в обвинении Худояна и офицеров Следственного департамента по вопросу причинения ущерба свидетельствуют о надуманности обвинения Бирюкову, Краковскому и Брянцеву. Видно, что использован известный прием по искусственному утяжелению обвинения с целью получить основания для заключения фигурантов под стражу и добиться от них признательных показаний. При этом, поскольку оба дела (дело Худояна и дело СД МВД РФ) расследуются одним органом предварительного следствия — ГСУ СК РФ, то следователи не могут не знать об отсутствии причинения вреда (даже если допустить, что вред вообще иностранной компании был причинен) со стороны Бирюкова, Краковского, Брянцева. Это значит, что утяжеление обвинения делается умышленно и заведомо незаконно».

«Я считаю, что создается опасный прецедент, когда любого следователя могут привлечь к уголовной ответственности за выполнение своих должностных обязанностей, — в свою очередь полагает старший партнер адвокатского бюро «Коблев и партнеры» Руслан Закалюжный. — То, что я вижу в СМИ, говорит о том, что следователи Следственного департамента действовали в рамках УПК РФ и ведомственных инструкций. Решение об изменении меры пресечения Худояну принимали не следователи, а Тверской районный суд г. Москвы при согласии на это Генеральной прокуратуры РФ. Сам следователь такое решения принять не может по УПК РФ.

Что же касается снятия ареста с земельных участков, то тут нужно принять во внимание, что на них возводились многоквартирные жилые дома, а права аренды были обременены сотнями зарегистрированных в Росреестре договоров долевого участия в строительстве, заключенных с инвесторами — будущими жильцами дома. В соответствии с российским законодательством земельный участок, сформированный и поставленный на кадастровый учет, находится у собственников помещений в многоквартирном доме на праве общей долевой собственности с момента государственной регистрации права участниками долевого строительства на объект долевого строительства. При этом соответствующий земельный участок поступает в долевую собственность с момента регистрации права собственности первого лица на любое из помещений в многоквартирном доме, что означает автоматическое прекращение прав муниципального образования на такой участок. Это значит, что снятие ареста никак не могло причинить вред иностранной компании, так как участок уже принадлежал дольщикам».

Адвокат Александра Бирюкова Сергей Тришкин отказался от комментариев нашему изданию. С остальными защитниками связаться не удалось.

Источник – Ленправда.Ру

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий