«

»

Авг 10

«Денег много потеряли»

«Денег много потеряли»11.08.2017

Герои статей НГС про интересные стартапы — о том, что стало с их бизнесом спустя год

Стартаперы из разных сфер, от молочного производства до IT, рассказали, как развивался их бизнес последний год

НГС.БИЗНЕС связался с героями своих прошлых материалов, чтобы узнать, какие из многообещающих стартапов выстрелили, а в каких сферах оказалось больше трудностей, чем ожидали бизнесмены. По наблюдениям предпринимателей из разных сфер, кризис никуда не ушёл — клиенты всё ещё не любят тратиться. Летний «не сезон» многие переживают непросто, однако всё же строят большие планы на зиму: планируют открывать мебельные магазины, собственные дома быта, варить сыр, писать приложения и делать столы из бочек. 

Молодые предприниматели и стартаперы продолжают вести свои дела, несмотря на всё ещё ощутимые отголоски кризиса. Последний год был ровным и спокойным, утверждают они, однако особых всплесков не принёс — сегодня задача многих предпринимателей сохранить заработанное или хотя бы немного подрасти. В различных сферах — от IT до сыроварения — клиент ещё не готов, утверждают они, в этом году ажиотажа ждать не стоит. Тем не менее у стартаперов хватает запала и средств, чтобы пытаться предлагать рынку какие-то новые товары и услуги, подчас в ущерб собственному комфорту — аренда в последний год во многих местах повысилась и некоторым, к примеру, приходится съезжать из центра города на окраины, работать в дачных обществах и объединяться с другими мелкими бизнесменами. 

Александр Моисеенко

2,5 года назад начал изготавливать деревянную мебель в мастерской «Лесопилка», 9 месяцев назад открыл курсы столярного дела «Промзона». Летом 2017 года курсы пришлось закрыть, а мастерскую перевезти из центра города к Заельцовскому кладбищу.


«Мы закрыли проект «Промзона», он оказался невостребован у нас в городе. Сейчас я развиваю тематику собственной столярной мастерской, встанем на ноги через месяц и будем делать всё, как я и начинал. Я отвлёкся на обучение, мы попробовали, и в городе не пошло. К сожалению, много денег потеряли, но ладно, это опыт. Пока мы работали — никому не нужны были. Это как певец, который всю жизнь пел и никому не интересен был, только повесился — и сразу стал очень популярным. У нас так же произошло, потому что у нас уже две недели телефон разрывается. Я буду учить людей, но по индивидуальным запросам и уже за большие деньги, потому что смысла нет: зачем тратить силы и время на какие-то маленькие вещи, которые никому не нужны?» — говорит Моисеенко. 

Такие индивидуальные курсы могут стоить до 100 тысяч, отмечает Моисеенко. Единственная проблема, которая может возникнуть, — воспитание конкурентов, считает столяр, но соперничества он не боится: «Конкурентный рынок — это хорошо, здоровая экономика». Сегодня проект Моисенко во многом переключился на стройку, в частности, он занимается возведением летника для кафе «Хороший год» на Красном проспекте. И всё же делать мебель Моисеенко продолжит, но уже в новой мастерской на улице Байдукова, а не на Фабричной. «Очень надеюсь, что в ноябре у нас всё-таки появится первая линейка. Сейчас у меня мастерская поменьше, аренда подешевле, времени будет побольше и, может быть, успею сделать эту линейку. В ноябре у нас появится сайт-каталог, от интернет-магазина мы отказались», — рассказал собеседник. 

Молодой человек отмечает, что мастерская займётся изготовлением готовой мебели для дома «по очень интересной цене» (теперь не только из дерева, но и из металла), но будет принимать и частные заказы. Моисеенко признаётся, что сегодня ему не хватает работников, пока что трудиться в мастерской приходится одному.  

Сергей Смирнов


4,5 года назад начал заниматься чисткой и ремонтом обуви, 2,5 года назад открыл собственную обувную мастерскую ShoesMaster, год назад открыл филиал сервиса в Томске. Сегодня продолжает заниматься обувью, несмотря на подскочившую в 1,5 раза аренду помещения в подвале ТРЦ «Ройал Парк», а также собирается открыть собственный дом быта. 


«Сейчас я планирую делать парочку новых приёмных пунктов и цех. Как стоял на пути развития, так и стою. Появились конкуренты, рынок однозначно начинает шевелиться. Не рынок стал больше — народ начал меняться, раньше все ходили в киоски, сейчас стараются в цивильные заведения ходить. А киоски начинают потухать, там мало работы. Нам однозначно стало работать поинтереснее, потому что моя тема — антикризисная, лучше подремонтировать, чем купить новую обувь», — рассказывает Смирнов. 

По рассказам обувщика, пока что он не собирается покидать подземелье «Ройал Парка», хотя аренда со времени интервью подскочила в 1,5 раза (с 40 тысяч рублей до 60 тысяч). Летом бизнес продвигается тяжело, признаётся он: «Не сезон, все в сланцах ходят». Тем не менее к осени он планирует расширить своё присутствие на рынке — открыть пункт приема обуви в Академгородке и организовать «что-то вроде дома быта» в ТЦ «Березовая роща». «Мы хотим собрать под одним крылом химчистку, ремонт вещей и обуви, ремонт часов и телефонов, изготовление ключей — посадить всех в одном месте», —  говорит Смирнов. Бизнес в Томске, по его словам, развивается гораздо тяжелее, во многом из-за того, что сам Смирнов там не бывает, а также потому, что Новосибирск «приветливее к этой услуге». Томская точка, в отличие от новосибирской, прибыли пока не несёт, признаётся Смирнов.  

Денис Адамов


В 2009 году открыл агентство переводов «Монотон», специализирующееся в основном на юридических текстах. В 2016 году рассказал НГС.БИЗНЕС о становлении компании, тогда «Монотон» делал переводы на 20 языках, в том числе тайском, пушту, маратхи, всего компания Адамова работала с 2 тысячами клиентов. Сегодня бизнес Адамова продолжает развиваться, но увеличить доходы компании всё ещё не удалось. 


«У нас появилось несколько интересных проектов от наших земляков, которые сейчас живут в других странах и городах, но продолжают интересоваться происходящим в родном городе. Сложно эти проекты оценивать в плане влияния на прирост выручки — это был такой же сложный год, как и предыдущий, и такого ощутимого роста в денежном выражении не было. В нашей сфере бизнес продолжает испытывать проблемы. Возможно, вы слышали новости в этом году о том, что разоблачена банда мошенников, которые подделывали переводы, в том числе и документов, такие явления портят ситуацию в отрасли», — рассказал Адамов. Однако, по его мнению, эти же факты говорят о том, что конкуренция в сфере выросла, мелких игроков всё больше: за год только в Новосибирске таких компаний стало около 150, против 115–120 в 2016 году, говорит Адамов.

Молодой человек рассказал, что «Монотон» делает ставку на продвижение услуг в B2B, именно в этой сфере, по его мнению, возможен основной прирост. Филиала «Монотона» в Москве пока нет, рынок для компании слишком агрессивный, говорит Адамов, однако там уже есть представительство новосибирской компании.

Татьяна Толстикова


1,5 года назад вместе с молодым человеком основала производство мебели из грузовых поддонов «Паллето». Полгода назад молодые люди делали кровати, столы, тумбы и аксессуары из паллет и дерева. Сегодня компания расширилась и собирается предлагать клиентам блочные решения — вроде тех, что есть у IKEA.

«Трудностей невозможно избежать. Самая большая трудность — это отсутствие умелых мастеров. Мы хотим увеличивать мощности и готовы обеспечивать постоянный поток клиентов, но зарабатывать и работать у нас не любят. Мы ищем краснодеревщика и мастера по работе с металлом уже больше двух месяцев. Планы у нас грандиозные. Хочется очень много чего принести, но далеко не на всё хватает времени. Если более предметно, то мы стремимся к типизации, которая нужна для базовых заказов, чтоб сократить время расчётов и сделать мебель более доступной», — рассказывает Толстикова. 

Толстикова отметила, что за последние полгода фирма расширила линейку, теперь они делают не только столики и кровати, но и офисную мебель. В планах у «Паллето» открыть интернет-магазин. Теперь стартаперы делают вещи не только из грузовых паллет, но и из дуба и ясеня. К мебели из ящиков основатели компании теперь ещё добавили конструкции из бочек: диваны, столы, барные стойки, пепельницы и раковины.

Александр Ильин


В 2015 году, после увольнения с поста тренера по плаванию в ластах, обустроил собственную ферму, чтобы делать натуральные молочные продукты. В марте 2017 года рассказывал НГС.БИЗНЕС, что в хозяйстве 12 коров, и в скором времени собирался варить на ферме сыр. Сегодня Ильин открывает собственные точки на обоих берегах Новосибирска и в дачных сообществах, чтобы пережить лето. И снова тренирует.


«Там, где у нас коровы стояли, мы сейчас сделали цех, полностью его переоборудовали. Докупили 17-18 голов, которые будут рожать в сентябре-октябре, сейчас у нас порядка 60 коров. Потихоньку! Тяжело, но развиваемся, держим натуральную продукцию, технолога взяли. Сыр делаем, сулугуни, йогурты, кефир. Часто точки меняли, приходилось пробовать, закрывать, сейчас около 12 точек, на обоих берегах. Кто попробовал — остаются с нами, но народу нужно дешёвое», — вздыхает Ильин.

По его мнению, народ ещё не привык к натуральному продукту; в отличие от магазинных сыров и творога, продукция Ильина время от времени меняет вкус: «Мы готовим натуральный творог, один раз готовим так, а другой получится с другим вкусом, это живой продукт. И начинают: «Вот что ты туда подкладываешь!». Обычно летом очень большой спад, народ уезжает на дачи. Мы поставили свои киоски в трёх дачных обществах, надо было как-то лето пережить, потому что спрос падает везде. Ну ничего вроде, осталось месяц продержаться», — говорит Ильин. В планах фермера — обрабатывать по 3 т молока, сейчас удаётся перерабатывать только 1,2 т.

Ильина вместе с учениками снова допустили до соревнований: «Нас трудоустроили, дисквалификация закончилась». 

Алексей Пенских


В 2014 году основал IT-компанию «Диспрайс», которая год спустя выпустила свой флагманский продукт — приложение «КуКу-Ау» (позже было переименовано в KliChat) — аналог WhatsApp. С тех пор из мессенджера KliChat превратился в агрегатор викторин и квестов, сегодня работа над приложением остановилась, а команда «Диспрайс» занимается наукой в Академпарке.  


«Мы сейчас остановили работу над мессенджером, по рыночным причинам, пока не понимаем, в какую сторону нам развиваться. Пока мы его не закрываем, но не развиваем и не пиарим. Сейчас занимаемся другими проектами, более исследовательскими: пишем интеллектуальных чат-ботов, которые могут общаться на естественном языке, могут предоставлять такой функционал, как поиск, бронирование билетов и так далее. То есть мы сейчас больше переключились на сервисные предложения. Сейчас развивать отдельное направление мессенджеров на рынке уже невыгодно, потому что есть крупные компании, с которыми тяжело конкурировать и которые начали предоставлять то же самое, что и мы. Пока что мы тестируем и смотрим, пока что у нас нет конечного продукта», — рассказал Пенских.

По мнению собеседника, и B2B-, и B2C-сферы пока не стремятся использовать мессенджеры для связи друг с другом. «Рынок и пользователи пока ещё не готовы, нужно время, чтобы как с сайтами и смартфонами — их же не сразу пользователи использовали. Нужно, чтобы сами технологии подтянулись и пользователь привык», — говорит стартапер. По его мнению, будущее — в диалоговых интерфейсах, когда пользователь может общаться с ботом, предлагающим услуги, на естественном языке. 

Источник: news.ngs.ru

Добавить комментарий