«

»

Сен 21

Волчье дело

Волчье дело (фоторепортаж)14.09.2017

Бывший учитель истории зарабатывает на байкерах, которые хотят порадовать своих бабушек и мам

Мастера Wolf&Co работают не только с байкерами 

Новосибирец Алексей Волк уже несколько лет работает с кожей — делает ремни, кошельки, шляпы, которые украшает сложнейшими тиснёными рисунками. Отказавшись от работы по расписанию несколько лет назад, он организовал свою кожевенную мастерскую и теперь вместе со своей командой снабжает изысканными аксессуарами не только российских байкеров, но и любителей брутального искусства из Европы, США и даже ЮАР. Корреспонденты НГС.БИЗНЕС расспросили Волка для рубрики «Маленький, но гордый бизнес» о том, как привить отечественным байкерам хороший вкус и почему круто заказывать портрет любимой бабушки на обложку для паспорта.

У Алексея Волка просторная и уютная мастерская, увешанная со всех сторон изделиями его команды Wolf&Co: ремнями, кошельками, кобурами, жилетками, шляпами, подтяжками, сёдлами. Все изделия сделаны из кожи и вручную украшены с помощью тиснения. На вешалке у входа красуется косуха друга мастерской деда Вити, который «время от времени заходит на чай, но иногда заваливается поспать на диване», — смеётся Волк. Приятелям здесь не удивляются. 

Алексей Волк в своей мастерской

Мастера Wolf&Co — это сам Алексей Волк, Екатерина Вертола и Ведьмак Малютин (так они представляются в соцсетях). Днями и неделями они шьют и украшают здесь аксессуары из кожи, многие из которых потом уезжают на другие континенты. Утром, когда НГС.БИЗНЕС оказался в мастерской, Екатерина под гитарный жёсткий рок вырезала орнамент на будущих ножнах.

Команда Wolf&Co

Портрет любимой бабушки 


Алексею Волку 39 лет, с кожей он «возился» с детства. «Я же дитя Советского Союза, тогда мало что можно было приобрести в магазинах. Пацану хотелось ремень хороший, хотелось какой-то девайс повесить на пояс. Опять же была охота и рыбалка, снаряжение делалось руками. Хотелось сделать что-то такое, чего не было ни у кого. Первый кошелёк я сделал ещё в школе, это было хобби. Где-то 7–8 лет назад оно меня почему-то начало кормить», — рассказывает он.

Все изделия в мастерской сделаны вручную, буквально до каждого стежка

В юности он выучился на историка, после чего сменил много профессий: был журналистом на радио, учителем, преподавателем в доме детского творчества, а потом «жизнь толкнула» его в энергетику — 9 лет он обслуживал подстанции в районных электросетях. «В один момент начинаешь понимать, что запланированный график (дом, работа, раз в год отпуск) меня не устраивает. Мне страшно стало, что так жизнь пройдёт», — вспоминает он. Тогда же он решил зарабатывать на своем хобби.

Алексей Волк считает, что байкер не обязан облачаться в чёрную кожу

Волк ни разу в жизни не сидел за рулём автомобиля, зато на мотоцикл сел ещё в детстве, когда он появился в семье. «Летом, конечно, мотоцикл. Без проблем съездить в Барнаул, попить кофе», — серьёзно говорит он. Первые заказы Wolf&Co получали в основном от байкеров, но потом Волк понял, что это только сезонный спрос. 

Один из самых сложных заказов у Wolf&Co —  клатч для французской модели с её портретом в образе Харли Квин, на который ушло полторы недели работы. 

«Хотелось делать какие-то вещи, которые всегда будут. Это не обязательно что-нибудь бунтарское, иногда делаем какую-нибудь милоту, когда какой-нибудь лысый, весь испортаченный дяденька просит надпись «Моей самой лучшей маме» на обложку паспорта. Кошелёк матери сшить, портрет любимой бабушки на обложку паспорта — без проблем. Ещё мы делали портрет маленькой собачки, меньше пачки сигарет, по фотографии для заводчицы шпицев, она сказала, что мы передали какие-то особенности, которые видны только ей», — перечисляет он.

Японская планка


В своем деле кожевенник ориентируется на американских и японских мастеров — лучших в мире ремесленников, занимающихся тиснением. Однако приблизиться к японским коллегам, кошельки которых могут стоить несколько тысяч долларов, новосибирцам непросто — не хватает качественных материалов. 

Так выглядит рабочее место Волка 

Wolf&Co работают с российской кожей, которую покупают в подвальчике Шерали Рахмонова, однако она всё равно неидеальна, признаётся Волк: «Нашим производителям ещё расти и расти до немецкой и бельгийской кожи. Бельгийская кожа идеальна, нашу постоянно приходится выкраивать, много отходов остаётся». Однако заказывать такую невыгодно: сделав несколько кошельков, мастера просто отобьют стоимость самой кожи.

Екатерина делает узор на будущих ножнах 

На один кошелёк у команды уходит от пары дней до полутора недель, многое зависит от сложности рисунка, а ещё от погоды — кожа по-разному реагирует на влажность за окном. Как пример одной из лучших работ Екатерина показывает кошелёк с медведем — на нём виден каждый волосок животного, кажется, что зверь буквально вырывается из картинки и вот-вот набросится на смотрящего.

Волк говорит, что Екатерина — один из лучших мастеров по коже в России

«Когда я начинал, я не мог себе позволить купить инструменты в интернете, в итоге я сделал их сам, до сих пор ими работаю, покупных инструментов у нас фактически нет. Мы фотографировали свои работы, и иностранные мастера заметили болты заточенные — спрашивают, сами делаете? Для них это показатель российского сумасшествия, они думают, что нас не устраивают покупные инструменты. До них не доходит, что у нас тупо нет 30 долларов на один штамп. Ценник на один кошелёк в Штатах — от 300 долларов», — говорит мастер. 

Инструменты для тиснения 

Свои кошельки он продаёт от 100 долларов, но в России не ценят ручной труд, сожалеет он: «Собственно говоря, выживаем, можно сказать». 80 % своих заказов Wolf&Co отправляет за рубеж, их изделия уже улетели в США, Европу, Новую Зеландию, ЮАР. Известный французский журналист и мотопутешественник Эрик Лобо провёз кошелёк, сделанный в Новосибирске, вокруг света. 

Медвежью шкуру в мастерскую Волка однажды принес его приятель из собственного гаража. 

«Мы продаём не дорого, но уровень жизни россиян гораздо ниже, чем у американцев и европейцев. Мотоциклисты из ЮАР могут позволить заказать себе изделие за достойные деньги, а в России не могут. Все считают, что если это сделано руками, то это почему-то должно стоить дешевле, чем в магазине. Это ментальность советского человека — пойти к швее, пошить брюки, которые будут стоить не 25, а 5 рублей», — говорит Волк.


Каноничные байкеры

По мнению Волка, настоящий байкер не должен облачаться в кожаные штаны и обвешиваться клёпками и шипами. «Главное — ездить», — говорит он. По части стиля каноничный образ байкера, сформировавшийся в США, вовсе не подразумевает мрачную брутальность, поэтому чёрной кожи в мастерской Волка практически нет. «Есть люди, мужики за 35, которые чего-то добились и у них кризис, они ведут себя как подростки. Покупают мотоцикл, ему тут же требуются чёрная куртка, чёрные очки, чёрный шлем, чёрный мотоцикл — он приходит к нам, и его видение резко меняется. Я сам езжу в ярко-рыжей жилетке, у меня шлем как ёлочная игрушка. Человек на дороге должен радовать глаза окружающих, он может быть ярким и весёлым», — считает ремесленник.

Мастера могут заниматься изделием до 12 часов в день 

Летом Волк путешествует на мотоцикле по России, недавно он проехал от Новосибирска до Санкт-Петербурга. Ремесленник не боится опасностей на дорогах («На машине тоже опасно»), ночует у друзей, а в экстренных ситуациях пользуется плащ-палаткой. «Многие мотоциклисты — это косплей на «Голубую устрицу» из «Полицейской академии» или на «Сынов анархии». Нужно задавать определённый тренд и моду, формировать вкус и человека, если он лояльный, он поддастся и будет использовать нужное изделие на своем мотоцикле, 99 % клиентов в итоге идут навстречу», — замечает он. 

Источник: news.ngs.ru

Добавить комментарий